Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Условия подачи материалов в журнал
Научные дискуссии
Семинары, конференции
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Демин М. Б.
доцент кафедры экономической теории Казанского государственного технического университета им. А.Н.Туполева,
кандидат экономических наук


Предупреждение и пресечение недобросовестной конкуренции в развитии антимонопольных отношений: институциональные факторы
В статье исследуются институциональные основы одного из важнейших направлений развития антимонопольного регулирования — предупреждения и пресечения недобросовестной конкуренции. Представлен анализ соответствующих новелл в законодательстве, проанализированы статистические данные о правоприменительной практике предупреждения и пресечения недобросовестной конкуренции. Сделаны выводы, сформулированы рекомендации по оптимизации экономической эффективности антимонопольного регулирования в данной сфере
Ключевые слова: недобросовестная конкуренция, ненадлежащая реклама, антимонопольные отношения, антимонопольные органы, недобросовестная реклама, глобализация

Пресечение недобросовестной конкуренции является одним из важнейших направлений антимонопольного регулирования, реализации антимонопольных отношений.
Впервые термин «недобросовестная конкуренция» был употреблен во Франции в начале XIX в. В 1909 г. в Германии был принят специальный закон «О недобросовестной конкуренции». До его принятия только США имели законодательство о конкуренции (в рамках Закона Шермана 1890 г.). При этом указанный закон также регулировал действия, направленные на монополизацию рынка. Необходимо отметить, что принятию германского закона предшествовала значительная работа в области международно-правового регулирования конкурентных отношений, завершившаяся принятием в 1883 г. Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Указанная конвенция дала одно из первых определений недобросовестной конкуренции как «любым актам конкуренции, противоречащим честным обычаям в промышленных и торговых делах», кроме того, включала примерный перечень недобросовестных конкурентных действий.
Правовые нормы, касающиеся недобросовестной конкуренции, содержатся в ст. 85 и 86 Римского договора ЕС. Активную деятельность по разработке методологии пресечения недобросовестной конкуренции осуществляет Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Поскольку ЮНКТАД осуществляет эту деятельность с начала 1970-х гг. прошлого столетия, соответственно, она накопила значительный опыт в данной области. В частности, благодаря ее работе в 1980 г. была принята резолюция 35/63 Генеральной Ассамблеи ООН по Комплексу согласованных между многими сторонами равноправных принципов и правил контроля за ограничительной деловой практикой. Указанный комплекс, не имея обязательной юридической силы, все же остается единственным многосторонним инструментом, направленным на регулирование недобросовестной конкуренции.
Что касается СНГ, то в его рамках в ноябре 1995 г. на пятом совещании Межгосударственного совета по антимонопольной политике стран — членов СНГ был принят проект широкого технического сотрудничества, направленного на содействие свободной конкуренции в странах — членах СНГ и ее защиту.
Следует отметить, что в настоящее время в одних государствах законодательство о недобросовестной конкуренции составляет самостоятельную отрасль законодательства, в других — входит в состав комплексного нормативно-правового акта, посвященного антимонопольному регулированию. Большинство же государств осуществляют деятельность по пресечению недобросовестной конкуренции на основе общих норм гражданского права, чаще всего, исходя из общих начал деликтной ответственности. Включение норм о пресечении недобросовестной конкуренции в состав антимонопольного законодательства, на наш взгляд, экономически обосновано, обусловлено логикой функционирования экономической системы, ее внутренними связями и отношениями. Хозяйствующий субъект, нарушая принципы добросовестной конкуренции, стремится получить преимущества по сравнению с конкурентами, т.е. фактически занять квазимонопольное (доминирующее) положение, чтобы затем им злоупотребить.
В новейшем законодательстве о недобросовестной конкуренции большинства государств (в том числе государств ЕС) в условиях глобализации прослеживается его сближение с законодательством о защите прав потребителей, а также рекламным законодательством и законодательством об охране интеллектуальной собственности.
Таким образом, именно на примере пресечения недобросовестной конкуренции как одного из направлений реализаций антимонопольных отношений мы находим прекрасную иллюстрацию положения о том, что содержание антимонопольных отношений как экономической категории, в целом, шире круга общественных отношений, регулируемых антимонопольным законодательством в юридическом смысле. Кроме уже названных отраслей законодательства в качестве регулирующих антимонопольные экономические отношения следует упомянуть уголовное, административное, процессуальные отрасли и т.д.
На наш взгляд, также следует обратить внимание на включение потребителей в круг субъектов антимонопольных отношений. Реализация последних предполагает деятельность всей совокупности экономических агентов (и фирм, и домохозяйств, и государства), а в условиях глобализации — совокупности государств.
Российское антимонопольное законодательство возникло в начале 90-х годов 20 в. и претерпело значительную эволюцию, итогом которой стало принятие Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). При этом нормы о недобросовестной конкуренции традиционно включались и включаются в состав комплексного антимонопольного закона. В отличие от предшествующего, новый Закон унифицирует нормы о защите конкуренции на товарных и финансовых рынках.
Статья 4 Закона о защите конкуренции определяет недобросовестную конкуренцию как «любые действия хозяйствующих субъектов, которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации».
Данное определение, в целом, соответствует общепринятым в мировой практике определениям недобросовестной конкуренции. Законодатель сформулировал его максимально широко, включив ссылку на обычаи делового оборота и требования добропорядочности, разумности, справедливости, видимо, пытаясь создать универсальный правовой инструмент для эффективной защиты экономических отношений от любых возможных форм недобросовестной конкуренции. Можно, однако, отметить и некоторые недочеты. По российскому законодательству недобросовестная конкуренция не может выражаться в бездействиях хозяйствующих субъектов. Вместе с тем, умолчание о важных, но непривлекательных для покупателя характеристиках товара, невыполнение условий договора и др. могут привести к получению конкурентного преимущества, причинить вред контрагенту. Закон о защите конкуренции предусматривает ответственность только за умышленное нарушение принципов добросовестной конкуренции, в то время как введение ответственности за неосторожные деяния повысило бы предусмотрительность и осторожность хозяйствующих субъектов в выборе средств хозяйствования. Специфической чертой российских антимонопольных отношений является признание в качестве субъекта недобросовестной конкуренции группы лиц.
Законом о защите конкуренции выделяются следующие формы недобросовестной конкуренции:
1. Распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому либо нанести ущерб его деловой репутации;
2. Введение в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении производителей;
3. Некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов;
4. Продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;
5. Незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную тайну и охраняемую законом тайну;
6. Приобретение и использование исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, работ или услуг.
Приведенный в ст. 14 Закона о защите конкуренции перечень форм недобросовестной конкуренции не является исчерпывающим: правоприменительная практика, соответственно, может расширить его с учетом подробного исследования конкретных действий, подпадающих под понятие недобросовестной конкуренции (ст. 4 Закона о защите конкуренции и ст. 10-бис Париж­ской конвенции).
В целом, следует констатировать отсутствие существенных новаций в нормах закона, посвященных недобросовестной конкуренции. Положения Закона о защите конкуренции воспроизводят положения последней редакции ранее действовавшего закона, которые, в свою очередь, были основаны на воспроизведении положений ст. 10-бис Парижской конвенции. Видимо, вряд ли можно сделать нормы о формах недобросовестной конкуренции более экономически эффективными. В то же время не следует забывать о том, что защита экономических отношений от недобросовестной конкуренцией связана и с реализацией иных законов, прежде всего о рекламе и т.д.
В Закон о защите конкуренции внесены положения, связанные с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Нормы данного закона распространяются на отношения, связанные с объектами исключительных прав, только в случае, если соглашения, связанные с их использованием, направлены на ограничение конкуренции либо если приобретение, использование и нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности могут привести к недобросовестной конкуренции (п. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции). Считаем нужным подчеркнуть, что в контексте взаимодействия норм о недобросовестной конкуренции и норм об исключительных правах на объекты интеллектуальной собственности наблюдается проявление фундаментального противоречия экономической сущности антимонопольных отношений, а именно: в данном случае в рамках антимонопольных отношений имеет место защита институциональной монополии, пресекаются недобросовестные попытки ее нарушить.
Положения, непосредственно направленные против недобросовестной конкуренции содержатся и во вновь принятом Федеральном законе от 13 марта 2006 № 35-ФЗ «О рекламе» (далее — Закон о рекламе). В Законе о рекламе имеются следующие значительные новации, связанные: 1) с конкретизацией перечня недозволенных способов поведения, нарушающих правила добросовестной конкуренции; 2) введением правил добросовестной конкуренции не только в отношении содержания рекламы, но и в отношении способов, места и времени размещения рекламы; 3) введением общего понятия ненадлежащей рекламы, включающего различные виды: недобросовестную, недостоверную, неэтичную, заведомо ложную, скрытую и другую рекламу, не допускаемую законом; 4) разработкой механизма государственного контроля за рекламной деятельностью; 5) установлением конкретных способов пресечения ненадлежащей рекламы путем введения административной ответственности в виде штрафов для юридических лиц, а также административной и уголовной ответственности руководителей юридических лиц; 6) определением конкретного механизма устранения последст­вий ненадлежащей рекламы.
Ряд положений, характеризующих недобросовестную рекламу, полностью корреспондируют с формами недобросовестной конкуренции, изложенными в ст. 14 Закона «О защите конкуренции».
К таким элементам относятся некорректное сравнение рекламируемого товара с товаром других юридических или физических лиц; высказывания, образы, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию конкурента; а также введение потребителей в заблуждение относительно рекламируемого товара.
Таким образом, констатируется значительное усовершенствование законодательства о рекламе, связанное с конкретизацией требований к рекламе.. По мнению ФАС, анализ результативности службы за 2006 г. и оценка ситуации в первом полугодии 2007 г. с учетом вступления в силу обновленного антимонопольного законодательства, законодательства о рекламе, законодательства о размещении государственных заказов позволяют надеяться на повышение результативности ФАС России в среднесрочном периоде [7].
Реализация антимонопольного регулирования как в целом, так и в отношении пресечения недобросовестной конкуренции, несомненно, не может считаться эффективной без использования мер уголовной и административной ответственности.
Окончательная оценка экономической эффективности реализации антимонопольных отношений законодательства в части пресечения недобросовестной конкуренции, несомненно, может быть дана только в ходе анализа правоприменительной практики.
В частности, в 2005 г. в системе антимонопольных органов было рассмотрено 599 заявлений по признакам нарушений антимонопольного законодательства в части, запрещающей недобросовестную конкуренцию, при этом количество возбужденных дел достигло 302. По результатам рассмотрения дел выдано 152 предписания [11]. Ограниченное количество возбужденных дел по фактам недобросовестной конкуренции, видимо, связано с увеличением трудоемкости проведения экспертных работ и заключений по квалификации факта недобросовестной конкуренции и активизацией обращений субъектов в суды по фактам незаконного использования торговых марок с целью компенсации упущенной выгоды или убытков. При этом основная доля фактов недобросовестной конкуренции связана с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, около половины возбужденных дел касаются незаконного использования товарного знака, либо применения обозначений, сходных до степени смешения (рис. 9.2), второе место по фактам нарушений занимает распространение ложных сведений (18,6%). Введение потребителей в заблуждение составляет около 17% всех дел. Это в 3,5 раза меньше, чем в 1997 г. (54% от общего количества дел). В то же время увеличилось до 18% количество нарушений, связанных с фактами приобретения и использования исключительного права на средства индивидуализации юридического лица или продукции. Анализ структуры дел, связанных с нарушением принципов добросовестной конкуренции, показывает, что за последние пять лет произошли значительные изменения в характере выявленных нарушений и, как следствие, структурные сдвиги в общем количестве рассмотренных дел. Детерминирующий данное обстоятельство фактор, связанный с глобализацией — переключение в мировой экономической и маркетинговой практике направлений стратегической борьбы компаний за свои конкурентные преимущества с товарных стратегий на брендовые (марочные) стратегии.
Таким образом, статистические данные о правоприменительной практике показывают, во-первых, что основная доля фактов недобросовестной конкуренции связана с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, при этом около половины возбужденных дел касается незаконного использования товарного знака либо применения обозначений, сходных до степени смешения. Во-вторых, что ненадлежащая реклама — это наиболее распространенный инструмент недобросовестной конкуренции. Рассматривая ненадлежащую рекламу в качестве технологического инструмента недобросовестной конкуренции,
необходимо учитывать, что она представляет собой одно из наиболее опасных средств состязательности на рынке, поэтому в практике антимонопольных управлений все чаще дела о недобросовестной конкуренции квалифицируются по этим двум законам.
Эти два вывода сохраняют свою силу согласно статистическим данным за последующие годы.
Так, согласно данным ФАС, имело место резкое увеличение в 1 полугодии 2007 г. количества нарушений в рекламе финансовых услуг [7]. Наиболее распространенными нарушениями в данной сфере явились нарушения общих требований, предъявляемых к рекламе любых финансовых услуг. Значительную долю среди указанных нарушений составили случаи распространения ненадлежащей рекламы кредитов. Кроме того, весьма заметную долю нарушений в сфере рекламы финансовых услуг составляли нарушения в рекламе, связанной с привлечением денежных средств для строительства или приобретения жилых помещений. Серьезной проблемой в процессе осуществления государственного контроля соблюдения законодательства о рекламе в 1 полугодии 2007 г. продолжала оставаться «завуалированная реклама» товаров запрещенных или ограниченных к рекламированию определенным способом. В большинстве случаев это касалось рекламы основанных на риске игр, игорных заведений. Продолжает оставаться серьезной проблема, связанная с распространением ненадлежащей рекламы лекарственных средств, пищевых и биологических добавок. Еще одной проблемой, над решением которой ФАС России продолжил работать в 1 полугодии 2007 г., являлась неэтичная реклама услуг операторов мобильной связи (мобильного контента) с использованием неэтичных, непристойных картинок.
Наиболее распространенной формой недобросовестной конкуренции, пресекаемой антимонопольными органами в рассматриваемый период (2006, начало 2007 г.), являлась продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг.
Наблюдается тенденция увеличения случаев недобросовестной конкуренции, выразившейся в недобросовестном приобретении и использовании исключительных прав на средства индивидуализации продукции, работ или услуг.
В 2007 г. имело место увеличение количества случаев недобросовестной конкуренции, выразившейся в распространении ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб деловой репутации. Доля таких нарушений, от общего числа выявленных, возросла с 21,6% в 2006 г. до 23,4% в 1 полугодии 2007 г.
Выработке мер, направленных на предупреждение и пресечение нарушений антимонопольного законодательства в части недобросовестной конкуренции, способствует участие ФАС России в заседаниях Рабочей группы по защите интеллектуальной собственности и борьбе с контрафактной продукцией, созданной при Роспатенте, а также в заседаниях Правительственной комиссии по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, ее правовой охране и использованию.
В 2007 г. по сравнению с 2006 г. существенно (примерно в 2 раза) выросло количество нарушений в рекламе медицинских услуг, лекарственных средств, биологически активных добавок (10,8% — в 2007 г., 6,2% — в 2006 г.), а также в рекламе алкогольной продукции, пива, табачных изделий (17,8% — в 2007 г., 9 % — в 2006 г.).
Фундаментальный вывод, который мы можем сделать из анализа правоприменительной практики пресечения недобросовестной конкуренции, заключается в том, что эффективность антимонопольного регулирования в части пресечения недобросовестной конкуренции, в основном, связана с совершенствованием мер административной ответственности за недобросовестную конкуренцию, главным образом, в сфере рекламной деятельности.
Так, Федеральная антимонопольная служба предлагает осуществить в этом направлении следующие мероприятия [6].
1) Совершенствование Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о рекламе.
2) Установление административной ответственности рекламодателя, рекламопроизводителя и рекламораспространителя за нарушение сроков хранения рекламных материалов.
3) Дифференциация размеров административной ответственности в зависимости от тяжести нарушения.


Литература
1. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
2. Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (с изменениями и дополнениями).
3. Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» (с изменениями и дополнениями)
4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (с изменениями и дополнениями)
5. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями).
6. Доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации, Москва 2008 // Сайт федеральной антимонопольной службы (www.fas.gov.ru)
7. Доклад о результатах работы ФАС России за 2006 год и предварительных итогах в 2007 г. // Сайт федеральной антимонопольной службы (www.fas.gov.ru)
8. Долгих М.Г. Юридическая природа недобросовестной конкуренции // Законодательство. — 2003. — № 11.
9. Еременко В.И. Недобросовестная конкуренция и исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности // Законодательство и экономика. — 2002. — № 7.
10. Карташов Н.Н. Исключительные права на средства индивидуализации и недобросовестная конкуренция // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. — 2006. — № 6 (ноябрь-декабрь).
11. Князева И.В. Антимонопольная политика в России: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Нац. экономика». 2-е изд, перераб. — М.: Изд-во «Омега — Л», 2007.
12. Пирогова В.В. Европейское законодательство против недобросовестной конкуренции: от Парижской конвенции до новой европейской директивы // Законодательство и экономика. — 2006. — № 4 (апрель).
13. Пустыльников П.Ю. К вопросу о соотношении права на защиту от недобросовестной конкуренции с правом интеллектуальной собственности // Российская юстиция. — 2006. — № 8 (август).
14. Следь Ю.Г. Ответственность за недобросовестную конкуренцию: уголовно-правовой аспект //Законодательство и экономика. — 2007. — № 1.
15. Тотьев К.Д. Недобросовестная конкуренция во Франции и России: сравнительно-правовая характеристика // Законодательство и экономика. — 2007. — № 2.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2014

Источник: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=2610